История советского танкостроения

3364
Оффлайн
GOLD3Respect143
Сообщений1547DisRespect123
Counter-StrikeRandomRazerРыбы (Pisces)BeerDota2
Расположение:
Russian Federation, Moscow
В историческом разделе появилась первая часть обзорного материала, который посвящён развитию танковой отрасли СССР. В этой статье рассказывается о первых танках, созданных советскими конструкторами.

Часть первая
Скрытый текст
До появления танков в армии уже использовали бронированную технику, например, бронеавтомобили и бронепоезда. Однако эти машины были довольно ограниченными в применении. Первым не хватало проходимости даже в том случае, если они имели комбинированную колёсно-гусеничную ходовую часть, а вторые были намертво привязаны к железным дорогам. Необходимость создания бронированной самоходной боевой машины повышенной проходимости понимали военные каждой из ведущих держав Европы.Российская империя исключением не была. В начале ХХ века здесь тоже изобретали танки. Даже тем, кто достаточно поверхностно интересуется историей бронетехники, хорошо известны такие проекты как «Вездеход» Пороховщикова, «Царь-танк» Лебеденко или сверхтяжёлый танк Владимира Менделеева. А были ещё и другие проекты: танк Гюнтера Бурштыня, «Наземный броненосец» Демьяненко, «Броненосный трактор» Казанского. В общем, идей хватало — и вполне вменяемых, и откровенно ошибочных. Другое дело, что для их реализации уже не было времени. В 1917 году в России случилось две революции, после чего стране, прямо скажем, стало не до танков.Но ненадолго. В августе 1919 года Совнарком и Совет военной промышленности РСФСР приняли решение организовать на заводе «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде выпуск танков Renault FT. С этого времени начинается история танкостроительной отрасли Советского Союза.Советская версия танка «Рено» не была стопроцентной копией своего французского прототипа. Когда образец прибыл на завод, выяснилось, что некоторые детали до места назначения не доехали. Самым неприятным сюрпризом для инженеров стало то, что в числе пропавших узлов оказалась коробка передач. Инженеры завода, возглавляемые Н.И. Хрулёвым и П.И. Салтановым, были вынуждены собственными силами решать задачу по проектированию утерянных частей. Их работа была удачной, и в 1920 году со сборочной линии сошёл самый первый советский танк «Борец за свободу товарищ Ленин».Русских «Рено» было выпущено всего 15 экземпляров. На большее не хватало промышленного ресурса. В то время СССР был ещё довольно отсталым с индустриальной точки зрения государством, и нужно было приложить немало усилий, чтобы изменить ситуацию.Несмотря на слабость и недостаточность промышленности, работа над проектированием танков в СССР велась довольно активно. Первый конкурс на лучший проект провели в 1920 году. Его победителем стал десятитонный плавающий танк инженера Кондратьева. Это была самостоятельная разработка, не базирующаяся на импортных прототипах. На аналогичном конкурсе в 1922 году было представлено уже 7 проектов.В 1923 году вопросами бронетанковой техники стало заведовать Главное управление военной промышленности. В 1924 году при нём было создано специальное Танковое бюро, начавшее работу 6 мая. Бюро должно было заниматься сбором и систематизацией имеющегося опыта, изучением танкостроения, подготовкой кадрового ресурса и наконец — разработкой собственной модели танка. Последнее было особенно актуально в условиях тяжёлой политической обстановки, в которой находился СССР, и того факта, что парк зарубежной техники, состоявшей на вооружении Красной Армии, находился в плачевном состоянии.На начальном этапе работы планировалось конструирование трёх типов танка: тяжёлой машины прорыва, маневренного танка для подвижных соединений и малого для поддержки пехоты. В октябре 1925 года, после совещания по проблемам танкового строительства в Мобилизационно-плановом управлении РККА, работы над тяжёлым танком практически остановили.«Малый» танк появился в металле уже в 1927 году. Он всё ещё очень напоминал «Рено русский», однако в конструкции появился также ряд заимствований от итальянской машины «Фиат 3000». Новый советский танк, собранный на заводе «Большевик» в Ленинграде, получил индекс Т-16 и отправился на испытания в марте. Выяснилось, что машина имеет много недостатков ходовой части и силовой установки. До лета шли доработки, и после государственных испытаний 11-17 июня 1927 года усовершенствованный танк, уже с новым индексом Т-18, был принят на вооружение Красной Армии под обозначением «Малый танк сопровождения образца 1927 года» (МС-1).Техническое задание на «маневренный» танк было сформулировано в ноябре – декабре 1927 года. Разработку поручили Орудийно-арсенальному тресту совместно с КБ Харьковского завода, которое открылось в октябре 1927 года. Трест к заданию отнёсся не слишком тепло, и большую часть работы постарался переложить на харьковчан, хотя опыта в проектировании бронетанковой техники у них ещё не было. В результате получилось примерно следующее. Москвичи должны были заниматься разработкой корпуса и башни, а харьковчане — трансмиссией и ходовой частью. Но так как москвичи рвения не проявляли, несколько сотрудников Харьковского завода отправились в столицу и работали вместе с ними.Здесь уместно упомянуть, что начиная с октября 1928 года к конструкторскому бюро Харьковского завода присоединился молодой техник-чертёжник А.А. Морозов — будущий выдающийся танковый конструктор и дважды Герой Социалистического труда.Т-12 проектировался с учётом опыта, накопленного при создании МС-1, а также с использованием идеи многоярусного расположения вооружения, которая в середине 20-х годов активно прорабатывалась американцами на опытных средних танках. На Т-12 предполагалось устанавливать две вращающиеся башни. В орудийной должно было находиться 45-мм орудие или 57-мм гаубица. В малой башне, располагавшейся на крыше пушечной, размещалась спаренная пулемётная установка калибра 7,62 мм.Данная схема имела сразу два недостатка. Во-первых, при вращении главной башни неизбежно сбивался прицел малой. Во-вторых, из-за двухъярусной компоновки высота машины составляла почти три метра, что даже по тем временам было для танка многовато.Постройка опытного Т-12 велась с 13 октября 1928 по 15 октября 1929 года. Официальная приёмка прототипа состоялась в феврале 1930 года, а первый этап испытаний начался в апреле.Как и в случае с МС-1, первые испытания показали серьёзные недостатки двигателя и ходовой части. После их устранения танк продемонстрировали комиссии, возглавляемой К.Е. Ворошиловым, И.А. Халепским и Г.Г. Бокисом. Тут машина показала себя неплохо, однако конструкторам поручили произвести доработку Т-12.Доводка машины была по сути глубокой модернизацией. КБ ХПЗ (Харьковского паровозного завода) полностью переработало расположение внутренних модулей, изменило конструкцию башни, добилось увеличения запаса хода. Модернизированный танк, получивший индекс Т-24, был принят на вооружение РККА в августе 1930 года, однако наладить его массовое производство не удалось по причинам технического и экономического характера. В войска поступило всего 25 экземпляров Т-24. Они не принимали участие в боевых действиях и применялись только в качестве учебных. Уже в 1931 году КБ Харьковского завода переключилось на работы по проектированию колёсно-гусеничных танков серии БТ. Из-за этого конструкторское бюро покинул его начальник, не согласный с таким изменением вектора деятельности. Вскоре после этого Т-24 был окончательно исключён из производственных планов.



Часть вторая
Скрытый текст
К 30-м годам ХХ века отношения СССР и Европы более-менее нормализовались. Молодое социалистическое государство, разумеется, по-прежнему воспринимали с прохладцей, однако в краткосрочной перспективе агрессивных планов против него пока никто не строил. Но в 1933 году прозвенел тревожный звонок: пост рейхсканцлера Германии занял глава НСДАП Адольф Гитлер, отличавшийся весьма радикальными взглядами на государственную политику. И когда в 1934 году умер германский президент Гинденбург, а Гитлер был избран главой страны, всем мало-мальски здравомыслящим людям стало понятно, что новая война в Европе неизбежна.На противоположном краю Союза обстановка также обострилась. Япония, принявшая в 1927 году «Политическую программу в отношении Китая», прямым текстом декларировала, что Монголия и Маньчжурия входят в её сферу интересов. Для того чтобы в полной мере осуществить замыслы милитаристской правящей верхушки, Стране восходящего солнца требовалось нанести военное поражение СССР.В 1932 году Маньчжурия была захвачена японцами, которые создали на её территории марионеточное государство Маньчжоу-го, которое должно было стать «стартовой площадкой» для начала военных действий против Советского Союза.В сложившейся ситуации вопрос технического переоснащения Красной Армии нужно было решать как можно быстрее. Для этого требовалось ударными темпами развивать промышленную базу страны и, разумеется, работать над созданием новых образцов вооружения, в том числе танков.В конце 1929 года коллегия Главного управления военной промышленности пришла к выводу, что для полноценного решения вопроса обеспечения РККА военной техникой, соответствующей требованиям времени, необходимо воспользоваться зарубежным опытом в данной сфере. Была создана специальная закупочная комиссия под руководством начальника Управления механизации и моторизации РККА И. Халепского и начальника инженерно-конструкторского бюро по танкам С. Гинзбурга.В США комиссия вначале обратила внимание на разработки компании Cunningham, но оказалось, что эти машины не соответствуют требованиям РККА. И тогда советские делегаты заинтересовались колёсно-гусеничными машинами выдающегося американского инженера Уолтера Дж. Кристи.С колёсно-гусеничной схемой в 30-е годы работали конструкторы многих стран, потому что чисто гусеничная ходовая часть, как правило, ещё не обеспечивала надлежащего уровня надёжности. Это был типичный вариант «за неимением лучшего», от которого отказались, как только появилась возможность.Танки Кристи были довольно интересными машинами. Им принадлежали рекорды скорости, некоторые из которых не побиты до сих пор (правда, в основном потому, что разгонять танк до скорости 100 и более километров в час не имеет смысла). Американских военных разработки Кристи не очень заинтересовали, поскольку не вписывались в схему бронетанковых войск США. Халепский, ознакомившись с машинами, также впал в сомнение. В советскую бронетанковую концепцию танки Кристи вписывались ничуть не лучше, чем в американскую. С другой стороны, не избалованный вниманием конструктор охотно шёл на сотрудничество (возможность заработать перевешивала неприязнь к коммунистическому строю).Сомнения относительно того, закупать танки Кристи или нет, разрешились после того, как выяснилось, что Польша тоже поглядывает в их сторону. В итоге 28 апреля 1930 года был подписан договор на поставку в СССР двух машин Кристи с технической документацией.В Великобритании внимание закупочной комиссии также привлекла машина, не заинтересовавшая местных военных: Vickers Mk. E или «Виккерс шеститонный». Машина не была плохой или отсталой, просто она опять-таки не попадала в схему. Поэтому конструкторы ориентировались на внешних потребителей. Кроме Советского Союза, «Виккерсы шеститонные» поставлялись в Польшу, Финляндию, Аргентину, Болгарию и ряд других государств. Для СССР была закуплена двухбашенная модификация данного танка.Танки Кристи М1940 и «Виккерс шеститонный» стали знаковыми машинами для Красной Армии. Первый послужил прототипом для серии колёсно-гусеничных танков БТ, а второй стал основой для Т-26, одного из самых массовых советских танков довоенного периода.Демонстрация «Виккерсов» командованию РККА и Московского военного округа прошла успешно, танк постановили запустить в серийное производство. В связи с наличием в оригинальной британской конструкции ряда недостатков конструкторы хотели производить танк, применяя конструктивные элементы от советской машины Т-19, разрабатывавшейся примерно в это же время. Однако поначалу производство всё-таки приказали начинать без доработок, потому что советская агентура доложила о начале массового производства «Виккерсов» в Польше. Данные эти были ошибочными, но вердикт командования надо было исполнять. Выпуск танков, получивших индекс Т-26, начался на ленинградском заводе «Большевик».Первые модели Т-26 выпускались с двумя пулемётными башнями, расположенными по горизонтали. Затем в 1933 году появилась модификация с одной башней под 45-мм пушку. Перевооружению подлежали все Т-26, однако из-за дефицита орудий до конца 1933 года выпускались как пулемётные, так и орудийные варианты танка.Подробнее узнать о танке Т-26 можно в этой статье раздела «История».Что касается машин Кристи, то они на испытаниях показали себя ненадёжными и капризными. Вместе с тем динамические характеристики этих танков действительно впечатляли. Поэтому решение по ним приняли следующее: довести до ума — и начать серийный выпуск. Для машин, производных от танков Кристи, был придуман специальный двухбуквенный индекс БТ (быстроходные танки).Разработка БТ велась на Харьковском заводе. Объём доработок, которые было необходимо провести, был огромным. На начальном этапе своего существования танк БТ получил сомнительную славу машины с самым большим числом поломок. Ломались двигатели, выходили из строя коробки передач, рвались гусеницы, собранные из траков производства Краматорского завода. В дальнейшем БТ удалось довести до приемлемого уровня надёжности, но образцом качества танк не стал.Подробнее узнать о создании БТ и первого танка этой серии (БТ-2) можно в этой статье раздела «История».В 1933 году на Харьковском заводе началось производство танка БТ-5. Главным новшеством его конструкции была усовершенствованная башня с 45-мм орудием. Устройство ходовой части осталось таким же, как и у БТ-2. Здесь отметим черту, характерную для всех машин «быстроходной» серии: из-за неудачного распределения массы танков БТ и того, что ведущими были только задние колёса, возможность применения колёсного хода без риска забуксовать была очень ограниченной. Зато на гусеницах танки могли развивать очень хорошую скорость, и это было их общим достоинством.Более серьёзным шагом вперёд был танк БТ-7. Он получил двигатель М-17, значительно превосходивший по надёжности своего предшественника М-5, полностью сварной корпус, топливные баки увеличенной ёмкости и башню, рассчитанную на установку 76-мм пушки. Впрочем, последнее новшество поначалу не прижилось из-за неудачной компоновки орудия и пулемёта. Поэтому в 1935 году началось производство БТ-7 с уже отработанной в производстве башней от БТ-5.Однако идею с установкой 76-мм пушки не забыли: Харьковскому заводу поручили изучить возможность и разработать проект оснащения БТ-7 башней от танка Т-26-4. Результатом этой работы стало появление танка БТ-7А (артиллерийский). Башня от Т-26 всё-таки не прижилась, вместо неё конструкторы создали другую, увеличенную по погону и больше напоминающую башню от Т-28. БТ-7А оснащался пушкой КТ-28 образца 1927–1932 годов. Этих машин было выпущено всего 154 единицы.Кроме шеститонных танков, у фирмы Vickers нашлась ещё одна машина, которая заинтересовала советских делегатов. Это был трёхбашенный танк А6Е1, как раз в это время проходивший полигонные испытания. С. Гинзбург немедленно изъявил желание купить эту машину, но англичане отказали, ссылаясь на то, что в первую очередь А6Е1 нужен британской армии. Кое-как Гинзбургу удалось «вытянуть» из представителей фирмы немного информации и сделать наброски машины. Спустя некоторое время СССР опять обратился к Великобритании с предложением о покупке данного танка, и на этот раз англичане вроде бы согласились, но на совершенно неприемлемых для советской стороны условиях: огромная цена и требование закупать технику (как А6Е1, так и шеститонные танки) только у фирмы Vickers. Сделка не состоялась, и УММ РККА постановило разработать трёхбашенный танк самостоятельно. Так появился первый в СССР серийный средний танк Т-28.Т-28 считался штурмовым танком, предназначенным для усиления танковых и стрелковых частей при прорыве укреплённых позиций противника.В главной башне устанавливалась 76-мм пушка КТ-28 и два пулемета ДТ. В двух малых башнях, расположенных в передней части корпуса ниже главной, находилось ещё по одному пулемёту той же модели. Орудийная башня вращалась электрическим приводом или вручную. Для удобства работы экипажа она была оборудована подвесным полом. Благодаря удачной конструкции ходовой части танк имел плавный ход и мог преодолевать достаточно серьёзные препятствия. Корпус сваривался из катаных бронелистов.Во время войны с Финляндией 1939–1940 годов Т-28 продемонстрировал неплохие боевые качества, однако его бронирование не обеспечивало должной защиты от снарядов. Проблему пытались решить путём установки экранов, однако увеличение массы танка негативно сказывалось на динамических характеристиках. Т-28 принимал участие и в сражениях Великой Отечественной войны, однако к моменту её начала эта машина уже морально устарела, а танки, находившиеся в войсках, были сильно изношены. Тем не менее, последнее боевое применение Т-28 было зафиксировано в 1944 году.Ещё одним советским танком, явно напоминавшим британские многобашенные чудовища, был Т-35. О том, что подобный «сухопутный линкор» был построен в Великобритании, сообщила агентура СССР в Соединённом Королевстве.При том, что Т-35 концептуально напоминал британский А1Е1 Independent, это всё-таки был совершенно другой танк. Советская машина была мощнее вооружена, имела более удачную компоновку узлов моторного отделения и схему бронирования.Т-35 весил в разных модификациях от 50 до 55 тонн, нёс пять башен, вооружался 76-мм пушкой, двумя 45-мм и пулемётами. Выглядела эта машина грозно и внушительно, однако, пожалуй, других достоинств у неё не было. Танк получился тяжёлым, громоздким и при этом — слабозащищённым. Как и все многобашенные танки, Т-35 был весьма сложен для работы командира, который просто не успевал осуществлять полноценную координацию орудийного огня в реальных боевых условиях.Было выпущено приблизительно 60 танков этого типа. И так получилось, что основной их функцией на протяжении всего существования стало участие в парадах, где ощетинившиеся пушками исполины демонстрировали мощь советского оружия. В боях начального этапа Великой Отечественной войны все Т-35 были потеряны, причём большей частью по техническим причинам.В завершение стоит рассказать ещё о двух проектах, которые не дошли до серийного производства, однако были довольно интересными.Первый из них — танк инженера Эдварда Гротте. Эта машина разрабатывалась в 1931 году как перспективный средний танк. В её конструкции впервые были применены рациональные углы наклона брони, полностью сварные корпус и башня. Удачной была конструкция трансмиссии. Пневматическое усиление управления делало работу механика-водителя более комфортной. Главными причинами, по которым ТГ (танк Гротте) не пошёл в серию, были его огромная стоимость и невозможность наладить выпуск узлов нужного качества на советской индустриальной базе.С использованием идей Гротте конструкторская группа под руководством В. Асафова сделала попытку создания оригинальной серии танков ТА. Основным направлением работы инженеров было снижение сложности и стоимости боевых машин.Средний танк ТА-1 напоминал танк Гротте формой корпуса, компоновкой и вооружением, но имел пружинную подвеску Кристи. Башни танка были выполнены в форме полусферы и оснащались орудиями калибров 37 и 76 мм.Средний танк ТА-2 был переработкой ТА-1 под колёсно-гусеничную схему ходовой. От ТГ он получил пневматические усилители управления для улучшения работы мехвода. Подвижность танка получилась удовлетворительной, но сильно упал запас хода. Поэтому было дано указание прекратить работы над проектом.ТА-3 проектировался как тяжелый танк массой более 32 тонн. Он мог двигаться как на колесах, так и на гусеницах. Орудийная башня была всего одна, и в неё должны были устанавливаться две пушки (37 и 76 мм) с независимой наводкой. Проект вышел неплохим, однако военные отдали предпочтение Т-35.Военные конфликты 30-х годов показали, что с широким распространением в войсках скорострельной противотанковой артиллерии назрела необходимость в танках, способных выдерживать снарядные попадания. В третьей части материала будет рассказано о том, как эту задачу решали советские конструкторы и в каком направлении развивались танки СССР с 1939 года.



Часть третья
Скрытый текст
Танки не стали оружием, переломившим ход боевых действий Первой мировой войны. Строго говоря, они вообще не успели показать себя в этом конфликте. Но уже тогда стало понятно, что полевая артиллерия не приспособлена для борьбы с танками. Тяжёлым и неповоротливым орудиям больших калибров было трудно вести эффективный огонь по подвижным целям, пусть даже эти цели перемещались со скоростью быстро идущего человека. Значительно удобнее и эффективнее были так называемые траншейные пушки — лёгкие, малокалиберные, предназначенные для стрельбы прямой наводкой. Именно такие пушки стали основой для развития специализированной противотанковой артиллерии.К середине 30-х годов прошлого века противотанковые орудия (ПТО) массово распространились во всех европейских армиях. Они имели небольшой калибр (25–47 мм), были довольно лёгкими и устанавливались на лафетах со складными станинами. Для перемены позиций этих пушкек не требовалась конная или механическая тяга, расчёт мог тащить их даже ползком. Их снаряды пробивали бронетехнику того времени практически в любую проекцию.Все государства, производившие и использовавшие танки, были вынуждены начать работу по усилению защиты своих боевых машин. В СССР активная деятельность в данном направлении развернулась приблизительно с конца 1936 года.Пока конструкторы трудились над проектированием нового танка, необходимо было как-то исправить положение с уязвимостью машин, которые уже несли свою службу в рядах РККА. Меры принимались различные. Вместо гомогенной брони более широко стали использоваться цементированная и поверхностно закалённая. Пришлось отказаться от применения заклёпок в пользу литья и сварки. Вместо цилиндрических башен разрабатывались и устанавливались конические. В качестве эксперимента применялось экранирование танков дополнительными броневыми листами. Широкое использование броневых экранов началось после советско-финской войны 1939–1940 годов. Положительный эффект этих усовершенствований был довольно ограниченным и мог рассматриваться только как временное решение до тех пор, пока армия не получит новые боевые машины.До начала Великой Отечественной войны было создано три танка, каждый из которых, отнюдь не являясь чудо-оружием, стал серьёзным качественным прорывом в своей «весовой категории». Самым невезучим в этой «троице» оказался лёгкий танк Т-50, разработанный в 1940 году на заводах имени Кирова и имени Ворошилова. Предполагалось, что он заменит Т-26 в качестве боевой машины поддержки пехоты.Броня Т-50 была не только более толстой, чем у «двадцать шестого» — она изготавливалась из цементированных плит высокой твердости, располагалась под рациональными углами наклона и обеспечивала защиту танка от попадания остроголовых снарядов калибра до 47 мм. Вооружение машины состояло из 45-мм пушки и двух 7,62-мм пулемётов ДТ. Танк оснащался торсионной подвеской, дизельным двигателем В-4 и имел отличные динамические характеристики, развивая по пересечённой местности скорость до 40 км/ч, а по шоссе — до 60 км/ч. Удачной и хорошо продуманной была система охлаждения моторного отделения.Не обошлось и без недостатков. Башня Т-50 позволяла более или менее комфортно работать трём членам экипажа, однако командирская башенка не имела люка, так что в случае гибели наводчика или заряжающего, командиру было очень трудно покинуть машину. Люк механика-водителя ослаблял лобовой бронелист. Кроме того, уже на стадии проектирования штатное 45-мм орудие считалось недостаточно мощным и планировалась его замена на 57-мм пушку.В совокупности Т-50 всё-таки был весьма удачным танком, и остаётся только сожалеть, что война помешала наладить его массовый выпуск.Второй «знаковой» машиной стал танк КВ, разработанный в 1939 году. Образно говоря, именно под его гусеницами погибла концепция многобашенных танков. Оказалось, что одной башни и одного орудия вполне достаточно для эффективного выполнения боевых задач, особенно если калибр этого орудия не 45, а 76 мм. На момент принятия КВ на вооружение не было ни одного танка, способного выдержать попадание из его орудия. А сам «Климент Ворошилов» был хорошо защищен от огня танковых и противотанковых орудий среднего калибра. Проблема первого этапа войны заключалась в том, что зачастую бронебойных снарядов просто не хватало.Кроме КВ-1 с 76-мм орудием было построено 334 экземпляра танка КВ-2 с большой башней и 152-мм гаубицей. Эта модификация предназначалась для разрушения бетонных укреплений и огневых точек.КВ был медленным, неповоротливым и весил около 50 тонн. Его выдерживал далеко не каждый мост, а дорога, по которой он прошёл, становилась после этого непроходимой. Немцы, хоть и прозвали КВ «призраком» за иллюзию неуязвимости, довольно быстро научились ним бороться. КВ-2 мог стрелять только стоя на месте, желательно, на ровном, и ни в коем случае не перпендикулярно направлению корпуса. Строго говоря, КВ и не рассматривался как машина, которой долго суждено быть на вооружении РККА. Война внесла свои коррективы, вынудив строить в 1941–1942 годах именно эти танки, потому что, несмотря на отсутствие альтернативы, имелась отлаженная технология.Главным успехом советских конструкторов довоенного периода был средний танк Т-34. Более динамичная по сравнению с КВ, достаточно хорошо защищенная машина, вооружённая 76-мм пушкой, после устранения «детских болезней» стала одной из лучших в мире. Танк подходил для массового производства и обладал неплохой ремонтопригодностью. Он был значительно легче и подвижнее КВ, не уступая ему при этом в огневой мощи. «Тридцатьчетвёрка» заслуженно имеет статус легендарной машины, и ей обязательно будет посвящён отдельный материал исторического раздела.Идеализировать Т-34 не стоит: танк имел большое количество недостатков, с которыми приходилось бороться на всём протяжении его существования. Однако именно он вынес на себе основную тяжесть боев Великой Отечественной войны.Первый этап войны стал катастрофическим для Красной армии. И то, что Германия напала на Советский Союз внезапно, не было главной тому причиной. Как ни горько это признавать, но в 1941–1942 году немцы имели подавляющее превосходство в тактике и организации взаимодействия войск. Советские бойцы отчаянно сопротивлялись, но были вынуждены отступать на всех фронтах, неся большие потери. В это время большая часть танков терялась безвозвратно, так как чаще всего поле боя оставалось за немцами и эвакуировать повреждённую технику не было возможности. Удручающе высоким был процент небоевых потерь. Танки взрывали, а то и просто бросали, когда заканчивалось горючее или случалась поломка, лишавшая боевую машину подвижности.Танковая мощь Советского Союза таяла, и восполнять её было очень трудно, особенно с учётом эвакуации предприятий на восток, начавшейся со второго полугодия 1941 года. Это грандиозное мероприятие заслуженно считается одним из важнейших стратегических ходов советского правительства, позволившим сохранить производственные мощности и в кратчайшие сроки наладить выпуск военной техники в объёмах, удовлетворяющих запросы фронта. Рамки данной статьи не позволяют подробно рассказать об эвакуации, её успехах и трудностях, с ней связанных. Ограничимся констатацией факта: танковая промышленность СССР в начале войны находилась в тяжелейшем положении. Обеспечить войска большим количеством танков Т-34 не было возможности, и, чтобы хоть как-то компенсировать потери, был налажен выпуск легких машин.Танк, получивший кодовое обозначение «030» или Т-30, появился в июле 1941 года как побочный проект в разработке нового плавающего танка. Он имел лобовую броню толщиной 20 мм, не мог плавать и был вооружён пулеметом. Ознакомившись с эскизами, нарком танковой промышленности СССР В. Малышев одобрил проект, но приказал вместо пулемета вооружить танк 20-мм авиационной пушкой ШВАК. В 1941 году промышленность должна была выпустить 10 000 единиц данной машины.Скорострельная пушка ШВАК оказалась неподходящим вооружением, потому что она слишком часто заедала из-за пыли. В результате для «030» была разработана другая пушка, использующая часть деталей от ШВАК, а часть — от пушки МП-20. Она была доработана к декабрю 1941 года, и под названием ТНШ-1 в дальнейшем устанавливалась на лёгкие танки.В сентябре 1941 года для Т-30 разработали новый корпус, высота которого составляла всего около 1,4 метра. Толщину брони удалось довести до 35 мм во лбу. Была разработана сварная восьмигранная башня, более удобная в производстве, чем штампованная. В таком виде машину приняли на вооружение под индексом Т-60. Танки Т-60 начали поступать на фронт с октября 1941 года.К весне 1942 года стало ясно, что 20-мм пушка не обладает достаточной мощностью. Тогда начались работы над созданием лёгкого танка с 45-мм орудием. Работы велись на Горьковском автомобильном заводе. В первых числах ноября успешно прошел стендовые испытания спаренный моторный агрегат ГАЗ-203, который стал двигателем для нового танка. В декабре были готовы сварной корпус и литая башня для нового танка, получившего рабочее обозначение ГАЗ-70. Используя большой резерв мощности двигателя, удалось довести толщину брони до 45 мм во лбу, что на 10 мм превышало аналогичный показатель Т-60. Вооружение танка состояло из 45-мм пушки 20-К и одного 7,62-мм пулемёта.На базе танка Т-70 летом 1942 года была разработана самоходная артиллерийская установка СУ-76. Она была оснащена 76-мм орудием, расположенным в полуоткрытой боевой рубке. На поле боя СУ-76 выполняла функции машины непосредственной огневой поддержки пехоты и противотанковой установки. СУ-76 была маневренной, надёжной и обладала хорошей проходимостью. С другой стороны, отсутствие полностью бронированной рубки делало экипаж значительно более уязвимым перед поражением осколочно-фугасными снарядами. Так или иначе, данная самоходка успешно применялась Красной армией до конца Великой Отечественной войны.Немцы, столкнувшиеся с новыми советскими танками КВ и Т-34, ускорили работы по созданию тяжёлого танка для своей армии. Уже в 1942 году первые «Тигры» прибыли на Восточный фронт. Их лобовую броню не могли пробить 76-мм пушки


Для любителей почитать,скоро залью 4 часть

Информация взята с wiki и forum.worldoftanks.ru
Редактирование: 20 Июль 2013, 15:46 от Koteyka  #1
беглый джо

История советского танкостроения

3364

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Похожие Темы

Похожие Темы

 

Форум Natus Vincere

На форуме Na`Vi пользователи могут найти полезную информацию, касающуюся игровых дисциплин, в которые играют профессиональные игроки нашей команды. Почерпнуть для себя полезные советы и уроки из статей, написанных специально для того, чтобы каждый мог найти ответы на интересующие его вопросы. Также пользователи имеют возможность поделиться полезными сведениями и личным опытом, помочь друг другу и просто пообщаться на интересные темы.

Игровое сообщество «Natus Vincere» состоит из следующих разделов:

  • Natus Vincere
  • Counter-Strike: Global Offensive
  • Dota 2
  • Hearthstone
  • World of Tanks
  • Heroes of the Storm
  • Разное


Каждый из разделов киберфорума включает подразделы, в которых активно обсуждаются популярные игровые дисциплины, видеоматериалы и турнирные подробности, провайдеры и качество предоставляемого хостинга, игровые девайсы, технические проблемы, как с играми, так и с железом, а также другие важные для каждого геймера детали. Специальный раздел форума «Разное» содержит подразделы, в которых можно обсудить темы, не касающиеся игровых дисциплин, например, подраздел мувимейкинга поможет узнать тонкости создания красивых мувиков и хайлайтов, поделиться советами или найти для себя что-то новое.